Все о крымских устрицах

Почему они считаются деликатесом, где и как их выращивают

Осенью в Крыму только и разговоров, что об устрицах. В разгар сезона мы решили выяснить, почему они считаются деликатесом, чем крымская устрица отличается от любой другой и откуда вообще берется. Ответы нашлись на крупнейшей ферме по выращиванию устриц на озере Донузлав.

Главная на полуострове устричная ферма — это 150 га в акватории озера Донузлав. Ее заложили при Украине, но сегодня это уже частные владения. По воде протянуты крепкие стометровые канаты с металлическим стержнем — “линии” — достаточно прочные, чтобы выдержать любые волны. Между ними в толще воды установлены контейнеры с личинками моллюсков (по-научному — спатом), которые периодически чистят от наросших водорослей, паразитов и хищников, сортируют, рассаживают в подходящие по размеру садки и снова отправляют в воду или на кухни ресторанов.

Перед нами сортируют очередную партию моллюсков — выгружают из лодки крупные контейнеры и быстро раскидывают улов по разным ящикам с ловкостью крупье в казино. Пока все это делается вручную, но в будущем на ферме появится полноценный цех, где устриц и мидий будут чистить, перерабатывать и упаковывать автоматически. О том, как сейчас работает ферма и что из этого получается, нам подробно рассказала эксперт по марикультуре Крыма Оксана Вялова.

 

Оксана Вялова

кандидат биологических наук, ведущий специалист по марикультуре Крыма и сотрудник устричной фермы

Об уникальности крымской устрицы и вкусах потребителей

Черноморская устрица, которая исконно жила и сохранилась в Донузлаве — это плоский, не очень большого размера моллюск, которого выращивали в Севастополе еще до революции и обозами до 12 млн штук отправляли в Питер и Москву.

Французы, попробовав черноморскую устрицу, построили первый в истории рефрижираторный вагон, который тащил ее через всю Европу во Францию — настолько вкусной, настолько необычной она была.

Почему? Потому что Черное море дает сладость. Оно не придает интенсивный соленый вкус и жесткость мясу. Уровень соли в Черном море не 30-32 промилле, как во Франции и Великобритании, а 17-18 — это очень комфортные условия для устрицы. Мало того, распробовав нашу устрицу, французы начали применять похожую технологию у себя. Что они делают: в открытом море или океане выращивают большую, мясистую устрицу, а потом вытаскивают ее к берегу, возле впадения рек, где соленость как у нас — 17-18 промилле, держат там от двух недель до двух месяцев, и она приобретает нежный сладковатый вкус, который очень ценится.

К сожалению, мы сейчас не можем собирать спат черноморской устрицы — популяция слишком маленькая и занесена в Красную книгу. Поэтому мы вынуждены завозить тихоокеанского моллюска. По сути, мы не выращиваем, а “доращиваем” устрицу — сейчас такая практика существует во всем мире. Как это происходит: есть специализированные питомники, где содержат так называемое маточное стадо (папы и мамы), моллюски несколько раз в год нерестятся, и получившиеся личинки идут на продажу. Их покупают частные владельцы и доращивают уже у себя на фермах. Собственных питомников в России пока нет, но мы очень надеемся запустить первый устричный питомник в ближайшие полгода.

Можно ли назвать устрицу, выращенную из завезенного спата, крымской?

На самом деле мы не говорим, что эта устрица крымская, мы стараемся дать ей какой-то бренд, потому что в наших условиях она по-другому растет, развивается и, разумеется, меняет вкус.

Даже внешне устрица меняется: мы привозим зелененькую или серенькую личинку, а она здесь становится более светлой. Поэтому мы не говорим, что это крымская устрица, мы даем бренд — таврическая, крымская жемчужина итд. Каждая компания имеет право придумывать свое название. Точно так же и во Франции каждый фермер дает своей устрице имя по названию реки, рядом с которой он ее выращивает, по названию местности или собственной фантазии.

Наша устрица достаточно крупная. Устриц сортируют по размерам и каждому присваивают номер. Самая маленькая — “четверка”, 60-80 г, такую очень любят французы. “Тройку” любит Москва. Наша черноморская устрица еще больше — от единицы до нескольких нулей. Французы страшно удивляются, почему русские едят такую здоровую устрицу. Говорят, если бы не Россия, они бы разорились, потому что маленькую едят все, а переросшую  — только наши люди. В России все наоборот: чем больше — тем лучше. Если в наших ресторанах попадается устрица правильного по европейским стандартам размера, то гости часто спрашивают: “А чего такая маленькая? Несите большую!”.

Еще одна интересная особенность устрицы в том, что в течение жизни она меняет пол.

Не только крымская, любая. “В этом году мы девочки, а в следующем году передумали и стали мальчиками”. Ученые пока не могут этого объяснить, но французы уже выяснили, что устрицы предпочитают умирать мужчинами. Чем старше популяция, тем больше среди нее мальчиков.

Как выращивают устриц и что им угрожает

Устрицы растут полтора-два года. Каждые два-три месяца мы вытаскиваем почти все контейнеры и сортируем личинок по размеру, чтобы рассадить маленьких и средних. Когда устрица подрастает, она идет на нерест. Это происходит два раза в год — весной и осенью. Моллюски всегда ждут температурного скачка: стало теплее на два градуса, поехали нереститься. У устриц и мидий внешнее оплодотворение — выглядит как туман, очень красивое зрелище. Есть даже фильм mussels in love, там показано, как в питомнике происходит нерест, советую посмотреть.

Дальше в течение двух недель личинки пассивно плавают на поверхности воды как зоопланктон, а потом происходит метаморфоза — у них появляется ножка, которой можно грести, что-то найти, где-то сесть. Моллюск тяжелеет и потихоньку опускается в толщу воды. Все фермеры знают, что до этого момента мы должны выставить так называемые коллектора —  канаты, куски сетей. Место, куда осядет маленькая устричка или мидия. Их в Черном море собирают именно так. Оседает, кстати, очень много, я насчитывала до 70 000 штук на нескольких метров коллекторов.

Одна из главных угроз устричной фермы — рапаны. Эти хищники как саранча — постоянно мигрируют, ищут места, где бы им поесть и выжирают абсолютно все. У них очень развиты химорецепторы: они чувствуют выделения любого моллюска, и, как правило, через 2-3 года под любой мидийной или устричной фермой образуется большая колония рапанов, которая ждет, свалится что-то или нет.

Еще одна проблема в том, что наши устрицы быстро растут, а их тонкая створочка не успевает набрать массу. Это может привести к гибели.

Моллюск как подросток: если он быстро растет, то у него снижается иммунитет, он начинает много болеть и хиреть.

Мы нашли способ нарастить створку. Это не так сложно, потому что у устрицы сначала растет раковина, затем мясо, потом опять створочка и опять мясо. Французы даже придумали как получить нужную себе форму: если устрица растет в длину, надломите краюшек раковины, и она начнет расти в ширину. Надломите в ширину, будет углубляться створочка — ей все равно. Французы как раз страшно любят, когда створка глубокая (ее называют чашевидной) — там образуется больше мяса, она красивее, устойчивее и лучше в перевозке.

Есть и другие причины смертности устриц — периодические вспышки заболеваний, эпидемии. Несколько лет назад на французском побережье выкосило почти всю культивируемую устрицу. В итоге обнаружили устричный герповирус, который очень многих фермеров разорил. Из-за этого до сих пор существует ограничение по перевозке устриц из одного района Франции в другой. Тем более на вывоз, потому что иногда технология в самом питомнике нарушается, чтобы быстрее вырастить устрицу.

О хранении, перевозке и аллергии на морской белок

Оказывается, по статистике около 25% населения Земли обладают аллергией на свежий морской белок, не обработанный термически.

Часто, когда человек говорит: “Я отравился устрицей, она у вас плохая”, оказывается, что у него аллергия, а он об этом даже не знал.

На самом-то деле белок морских моллюсков усваивается даже легче, чем яичный белок. Он невероятно полезен — обладает теми минералами и микроэлементами, которыми не обладает ни одно наземное животное.

Но в то же время устрицы и мидии — очень нежный продукт. Оптимальная температура, при которой устрица чувствует себя комфортно — от +15 до +20 градусов. При другой температуре она может выживать, но чувствует себя не так вольготно. Мировой опыт показывает: если температура меняется более чем на 10 градусов (неважно в какую сторону), то смертность устриц и мидий достигает практически 100%.

Чтобы дольше сохранить моллюсков свежими при перевозке, им предварительно чистят желудки, оставляя на сутки в фильтрованной морской воде, чтобы они голодали. Если в обычных условиях мидия хранится всего 72 часа, то после фильтрации срок хранения увеличивается до 7-8 суток при температуре +5 градусов. Это очень важно, чтобы обеспечить безопасность продукта для здоровья покупателей.

Перевозят устрицу обязательно створкой вниз, чтобы не вытекала вода. Если плоскую верхнюю створочку плотно закрыть, то устричку можно транспортировать и держать в холодильнике более 15 суток. Но надо следить, чтобы она не потеряла воду. Если устрица теряет около 15-20% воды, она погибнет в ближайшее время у вас в холодильнике. Поэтому французы придумывают различные поши (корзины) для перевозки и пытаются, как они говорят, запилить внутреннюю створку.

Что дальше?

По большому счету ферма начала работать только с апреля этого года. Мы поставили линии и завезли спат из французских питомников. На данный момент у нас 26 стометровых линий, где сидит около 2,5 млн устриц разного размера. К следующему году у нас на ферме должно стоять 157 линий, а к 2019 — уже 177.

Перед нами стоит задача через год вырастить 1,8 млн штук товарной устрицы, а через два — 3,6 млн. Но, чтобы вырастить 1,8 млн устрицы на продажу, нам надо засадить 5 миллионов личинок. Надо понимать, что эта маленькая личиночка растет 2 года, а есть еще естественная смертность.

У французов вообще считается, что получить 30% урожая — это хорошо. На нашей ферме смертность всего 30%.

Возможно, спасает, что устрицы растут в толще воды, а не на приливах-отливах, как у французов. А еще мой опыт подсказывает, что очень важно выбрать правильную плотность посадки и правильное размещение глубины с максимальным количеством фитопланктона, которым питается устрица. Это открытое море: я не могу контролировать все условия, но приблизительно рассчитать, что у меня уже происходило накануне, я могу.

Мы ухаживаем за нашими детками, нашими личиночками очень нежно. К нам уже прилетел французский специалист, который берется проектировать устричный питомник. Первоначальные плановая мощность около 20 млн. штук маленького спата в год. Кроме того, сейчас в Севастополе строится специализированное мидийное судно под нашу ферму с итальянским оборудованием. Благодаря этому судну можно будет производить до 500 тонн мидий в год. Планируется намного больше, но стартанем с этого.

Если вам понравилось, поделитесь с друзьями

Поделиться
Класснуть
Отправить
comments powered by HyperComments

Тест

тест 2

тест 3